Пожарский умер в окрестностях Гаврилова Посада?
Церкви бывшего Спасо-Кукотского монастыря в Сербилове.

До сих пор не найдено ни одного документа, где было бы сказано о месте кончины народного героя. Есть версии, что он мог уйти из жизни в Москве или в своей вотчине – селе Нижний Ландех. В дни 380-летия кончины Пожарского хочу обратить внимание и на немалые свидетельства того, что это могло случиться недалеко от современного Гаврилова Посада.
От Лжедмитрия I до Анны Иоановны

Долгое время историки указывали даже разные даты смерти народного героя. Одни говорили, что его не стало в 1641 году, другие в – 1642-м. Что же касается места захоронения главы народного ополчения, поначалу лишь немногие ученые, такие как Малиновский, Погодин, Арсеньев и биограф Пожарского Чичагов, полагали, что могила князя должна находиться в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре.

Дословно. В выписке из Суздальских книг письма и меры Михаила Трусова да дьяка Фёдора Витовтова в 1628, 1629 и 1638 годах сказано: «Спасский монастырь на реке Куксе, а монастырь церковь Преображения Спасова деревяна клецки, а в церкви образы и свечи, и книги, и ризы, и на колокольне колокола и всё строение церковное Государево…» Близ Спасо-Кукотского монастыря находился девичий Покровский монастырь – одноименный Суздальскому.

 

Пожарский умер в окрестностях Гаврилова Посада?

Того же мнения (сейчас оно считается основным) в 1851 году стал придерживаться и отец русской археологии – граф Анатолий Уваров. В то время во Владимире он занимался исследованием местных древностей и не мог не прочитать во «Владимирских ведомостях» публикацию известного краеведа, шуйского подвижника русской истории Владимира Борисова. Он первым местом кончины Пожарского назвал село Спас-на-Куксе (ныне – Сербилово), «в трех только верстах от нынешнего Гаврилова Посада. Здесь князь Д. М., как говорит молва народная, проводил время, особенно последние годы, здесь скончался…»

Читайте также  Департамент строительства и архитектуры Ивановской области возглавил Евгений Плетников

Показательно, что Уваров не стал возражать уважаемому историку. Граф, конечно, знал, что Спасо-Кукотский монастырь, которого в середине ХIХ века уже не существовало, был тесно связан со Спасо-Евфимиевом. Припомним хотя бы его монаха Гришку Отрепьева, впоследствии Лжедмитрия I, который в момент опасности скрывался не где-нибудь, а именно в Спасе-на-Куксе. Монастырь был как бы тенью суздальского монастыря.

Об исторической привлекательности и значении в русском православии Сербиловского монастыря говорит тот факт, что именно в нем вслед за Спасо-Евфимиевым монастырем побывала царица Прасковья Фёдоровна – жена царя Иоанна Алексеевича – с тремя дочерьми, одной из которых была Анна. Именно тогда митрополит Илларион Суздальский предсказал Анне, что она будет править Россией: Анна Иоанновна стала императрицей в 1730 году. Сохранились воспоминания современников и о том, что в монастыре могла бывать царица Евдокия Лопухина, первая супруга Петра I.

И еще Уваров знал, что с 24 сентября 1641 года, когда Пожарский присутствовал на царском обеде, имя его ни в одной летописи уже не упоминается. А так как Дмитрий Михайлович страдал «черным недугом» – меланхолией, то в последние годы своей жизни старался держаться в тени и спокойствии. И не исключено, что именно таким местом для него стал Спас-на-Куксе недалеко от Суздаля.

За эту версию говорит и тот факт, что в своем завещании Пожарский просит похоронить себя именно в Спасо-Евфимиевом монастыре. Завещание он составил незадолго перед смертью и, согласно логике, не мог находиться далеко от своего последнего пристанища.

В близком соседстве от двух конных заводов

Дмитрий Пожарский был женат дважды. Повторно князь связал себя узами брака с дочерью стольника Андрея Голицына. А известно, что Сербилово принадлежало князьям Голицыным. Дочь Пожарского Ксения была замужем за князем Куракиным, брату которого принадлежало соседнее с Сербиловым село Рыково.

Читайте также  Ивановским айтишникам будет проще получить льготную ипотеку

В поддержку мнения, что князь последние дни своей жизни мог находиться на Гаврилово-Посадской земле, указывает и его любовь к лошадям. Недалеко от Сербилова в то время существовали два государственных конных завода – Гаврилово-Посадский и Шекшовский. Мимо монастыря Спаса-на-Куксе проходили так называемые прогоны, по которым водили лошадей на пойменные луга.

Известен и еще факт приверженности Пожарского к Суздальской, а значит, и к Гаврилово-Посадской земле. В последние годы своей жизни он в придачу к титулу наместника новгородского получил и титул наместника суздальского. Это можно считать знаком внимания со стороны царя, так как он имел в уезде крупные землевладения.

Отправлял своих родственников отбивать врагов

Конечно, факт смерти Пожарского в монастыре на реке Куксе – это пока предположение, так как нет достоверных подтверждающих ее документов. Но в любом случае Дмитрий Михайлович не раз бывал на Гаврилово-Посадской земле и, по-видимому, в Гавриловском (так тогда именовался нынешний город).

Когда второе ополчение в августе 1612 года вышло из Ярославля для освобождения Москвы от поляков и литовцев, часть его остановилась в Ростове Великом. Пожарский с небольшим отрядом направился в Суздаль. Готовя себя к предстоящей битве, он поклонился гробам своих прародителей, прося их духовной поддержки.

Можно представить, как встречало гостя население сел, деревень и пустошей, расположенных на территории нынешнего Гаврилово-Посадского района, которые с лихвой познали все тяготы польско-литовской интервенции. И именно по просьбе жителей Суздаля и прилегающих к нему селений в марте 1612 года, когда второе ополчение только вышло из Нижнего Новгорода на Ярославль, Дмитрий Михайлович послал к ним на выручку своего родственника, стольника князя Романа Пожарского.

Бывал на Гаврилово-Посадской земле и другой ближний родственник Пожарского, воевода Лопата-Пожарский. Он был послан Дмитрием Михайловичем в 1613 году против казаков, «промышлявших в Ополье». Правда, до больших столкновений, видимо, дело не дошло.

Читайте также  Каждый третий житель Ивановской области испытывает хроническую усталость от работы

Нет документальных подтверждений и тому, что гаврилово-посадцы влились во второе ополчение и принимали участие в освобождении Москвы от захватчиков. Но есть некая уверенность, что они, так же как и другие патриоты Кинешмы, Юрьевца, Шуи и других городов, влились в армию Пожарского и геройски сражались за Русь.

Между тем. В областной научной библиотеке состоялась дискуссия, посвященная 380-летней годовщине со дня смерти русского полководца Дмитрия Пожарского. Своими исследованиями поделились ученые, краеведы: Владимир Околотин, Кирилл Балдин, Михаил Печкин… Председатель областного отделения Русского географического общества Олег Волынкин рассказал о реализации межрегионального проекта «События Смутного времени начала ХVII века как часть культурно-исторического кода России».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here