После Большого Московского собора 1666-1667 годов церковный раскол в России стал необратимым явлением. Спасаясь от преследований государства, значительная часть старообрядцев скрывалась в глухих местах. Одним из главных центров для них стали Керженские скиты, расположенные в труднодоступных районах нижегородского Заволжья. Речь шла о территории сразу трех уездов – в том числе и Юрьевецкого. Власти пытались выловить раскольников, но, как будет понятно из данной статьи, не всегда успешно.
Отправился в уединение, бросив жену и дочь

Эта история началась весьма необычно. Пономарь Ильинской церкви села Некоуз Ростовского уезда Андрей Семёнов, не удовлетворяясь жизнью в мире, решил искать индивидуального спасения. Этому не помешало наличие у него жены с дочерью. Покинув их 12 февраля 1758 года, Семёнов направился в заволжскую глушь “для избрания пустынного жития”.

Подходящим местом ему показался скит у деревни Каменново Юрьевецкого уезда, о котором Семёнов услышал от местного крестьянина. Келью, в которой проживал отшельник Иван Сергеев, он нашел в глухом лесу в десяти верстах (чуть больше десяти километров) на восток от Каменнова.

Но во время молитвы с новым товарищем он заметил, что Сергеев “крестное знамение на себе изображает двоеперстным сложением”. Вскоре ночью беглый пономарь покинул келью нового друга, вернулся домой и немедленно настрочил донос на склонение его в раскол.

Деревня снабжала отступников сеном

Немедленно возбудили дело о розыске Сергеева. Для “сыску и поимки келейного жителя” в Рыбновскую волость направились священник Иван Андреев и копиист духовного правления Фёдор Ключарёв. Однако розыски их успехом не увенчались.

Тогда 15 ноября 1760 года последовал указ: “накрепко испытать”, где проживал таинственный раскольник. Для этого в помощь священнику и копиисту дали рассыльщика Григория Горбунова с двумя солдатами. Сопровождали их представители местного начальства.

Читайте также  Проверка недвижимости для вашей безопасности

В начале февраля эта компания прибыла к Каменнову. Сыщики встали на лыжи и, углубившись в лес от поля не более чем на версту, обнаружили “две потаенные раскольничьи кельи”. Людей в них не было, но хранился “дровяной и хлебный припас”.

Дальнейшее расследование особых сложностей не представляло: от брошенных келий шел четкий лыжный след, двинувшись по которому Андреев и Ключарёв вскоре обнаружили сразу 19 “потаенных келий”. В них были задержаны 28 беглых раскольников. Прочие жители просто разбежались. Поскольку при кельях было немало стогов сена, которое их обитатели могли получить только у местных крестьян, сыщики предположили, что раскольники находятся под их “ведением, снабжением и укрывательством”.

Рапорт священника Ивана Андреева о первой поездке к местам обитания раскольников в ноябре 1759 года.

Провалившийся поход на раскольников в Юрьевецком уезде

Задержанных доставили в Каменново. В кельях оставили лишь престарелых и больных раскольников: слепого старика, трех старух и трех “старых девок”. Углубляться в лес для поиска кельи Ивана Сергеева представители духовного правления не стали. К тому времени им уже стало ясно, что местные крестьяне поддерживают раскольников, а сама коллегия была весьма немногочисленной – всего пять человек. Поэтому Андреев и Ключарёв не на шутку опасались просто без следа исчезнуть в глухих заволжских лесах.

Крестьяне избили обыскную команду

Арестованные, отправленные под конвоем рассыльщика Горбунова, в духовное правление так и не добрались. 16 февраля 1761 года Горбунов сообщил, что, когда они миновали Березницкое дворцовое правление, оттуда выбежали сторож с рассыльщиками и забрали арестованных себе. Глава правления Александр Вальтин сообщил, что все арестованные направлены в воеводскую канцелярию.

Там разворачивалась подготовка к широкой кампании по “зачистке” заволжских лесов от беглых раскольников. Возглавить ее должен был сам воевода с солдатской командой.

Читайте также  Коронавирус нас больше не пугает?

В ходе движения объявился крестьянин Степан Загогулин, который сообщил о беглых военнослужащих, скрывавшихся в раскольнических кельях за Наумовым. Там же находилось якобы немалое число “потаенных раскольников и стариц”. Туда решили направить обыскную команду.

Утром 1 апреля к воеводе явился представитель Березницкого правления, который доставил ему членов группы, посланной в Наумово, – “всех разбитых, едва живых”. И заявил, что получил от своего начальника – дворцового управителя Вальтина – недвусмысленный приказ: не подчиняться не только представителям духовного правления, но и самому воеводе. Теперь уже и последний, с такой помпой подготовивший экспедицию в Заволжье, стал опасаться, “дабы чего от крестьян им причинено не было”, и немедленно ретировался в Юрьевец.

Грозились оставить священника без волос

История избитых церковников и солдат показывала, что опасения воеводы вовсе не были напрасными. Всего в Наумово отправились двое солдат, три пономаря, рассыльщик и крестьянин, заявивший о раскольничьем притоне. В Наумове к ним присоединился местный десятский и четверо крестьян.

Когда они оказались на месте, один из солдат остался на дороге караулить лошадей, а остальные на лыжах направились к кельям. Уже пройдя четверть версты, обнаружили первую из них, покинутую. Сыщики двинулись по следу, но вместо раскольников обнаружили рассыльщика Березницкого правления Алексея Харзова в сопровождении 40 крестьян, вооруженных топорами и дубинами. Те без особых разговоров приступили к делу – “немилостиво избили” членов коллегии, вышибли из рук солдата ружье, разбили его и отняли шпагу.

От побоев солдат крестьяне воздержались, а вот в отношении церковников не церемонились – били их ружейным стволом и таскали за волосы. Особенным угрозам подвергался священник Иван Андреев: ему при встрече обещали “руки, ноги и ребра переломать и на голове ни одного волоса не покинуть”.

Читайте также  Банкротам разрешат жить только на прожиточный минимум

Таким образом, экспедиция в заволжские леса провалилась. Ни духовное правление, ни даже юрьевецкий воевода не имели реальной силы для противостояния дворцовым крестьянам и оказались неспособны справиться с ними.

Справка. На территории современной Ивановской области старообрядческие скиты располагались в дворцовых волостях – Белбажской, Корельской и Рыбновской. Дворцовые крестьяне являлись личной собственностью царской фамилии и имели особое управление, во главе которого с 1724 года стояла Главная дворцовая канцелярия. Автономия зачастую позволяла простым людям эффективно отстаивать свою независимость от местных властей.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here