Деревья остаются без охраны
Сквер на Нижнем Дворе пополнился пеньками.

Общественность Фурманова обеспокоена бессмысленной и варварской, по мнению людей, вырубкой в городе. Активисты тревожатся за судьбу парков и других зеленых зон, которые уничтожаются, но на смену им ничего не приходит: озеленения как такового нет.
С помощью берез хотели избавиться от болота

Шум по поводу вырубок возникает в Фурманове то и дело и так же в суете затихает: у горожан много своих забот. Так, в 2018 году под молчание большинства и нестройный хор тех же активистов власти вырубили 18 вполне здоровых безопасных берез и десяток лип в парке на улице Белова. Взамен ничего посажено не было.

Сейчас – об этом говорит местная художница Татьяна Комшилова – вырубке подвергся сквер у фабрики № 2 на улице Нижний Двор. Под видом санитарной вырубки, говорит она, власти избавились от крепких деревьев, а сухостой оставили.

“Этот сквер местные жители закладывали в 1950-е годы, чтобы убрать заболоченность на склоне к реке, укрепить грунт. В фондах нашего музея есть фото, где березки только посажены. Там были скамеечки, зона отдыха, всё очень красиво. Кстати, сквер местные жители назвали парком советско-китайской дружбы – тогда как раз был пик хороших отношений между нашими странами”, – говорит заведующая музеем Дмитрия Фурманова Нина Клюкина.

Со временем это название парка стерлось из памяти, не слышали о нем и в администрации Фурмановского района. Что же касается вырубок, то в отделе ЖКХ на первых порах нам пояснили: “Были обращения жителей города с просьбой убрать здесь заросли, гнилые деревья и сухостой, мы это сделали в соответствии с административным регламентом”.

Однако, по словам члена совета Ивановского отделения Всероссийского общества охраны природы Вячеслава Наговского, которого местные жители привлекли в качестве эксперта, в тотальной вырубке не было никакой необходимости. “Для сноса зеленых насаждений в городе нужен сверхважный повод: аварийное состояние дерева, угроза жизни людей… – пояснил он “Ивановской газете”. – Ничего такого в полувековых березах на Нижнем Дворе я не заметил”.

Читайте также  Житель Шуи поднял пудовую гирю 1130 раз за час

Был сквер – будет точечная застройка?

В ответ на официальный запрос “ИГ” по поводу сквера на Нижнем Дворе замглавы администрации района Константин Карнеев ответил: на месте сквера “сформирован земельный участок с кадастровым номером 37:27:011401:128 площадью 1022 кв. м для многоквартирной застройки”. Мы пробили номер участка на публичной кадастровой карте России и получили подтверждение: здесь действительно планируется строительство многоквартирного дома до трех этажей.

 В Фурманове есть уникальные редкие деревья – грецкий орех, кедры, бархатное дерево, вековые липы. Их изучают воспитанники научно-исследовательского общества “Орион”. Они выявили более 40 деревьев-долгожителей, чей возраст превышает 200 лет.

 “Какое строительство, вы что? – изумились жильцы дома № 1 по улице Нижний Двор, с которыми я побеседовала, фотографируя сквер (он рядом с жилым домом). – Кто додумался до такой глупости – возводить здание на склоне у реки в болотине? Оно же не выстоит и года! И в нашем-то доме вода в подвале стоит. А кто-то спрашивал нашего согласия? Не было ни публичных слушаний, ни опросов”.

Мнение многих местных жителей едино: не надо стройки, оставьте нам сквер, и так уже в городе дышать нечем.

Чуть позже в администрации Фурмановского района нас все-таки заверили: стройки не будет. Якобы были только планы, история давно минувших дней. “Сейчас эта земля городская, а город здесь ничего строить не собирается”, – сказал “Ивановской газете” другой замглавы, Александр Клюев.

Вместо боярышника картонное “Счастье”

На улице Возрождения у фурмановского загса была уютная аллея из кустов боярышника по обеим сторонам. Она защищала жильцов дома, где располагалось учреждение, от пыли с проезжей части. Кусты вырубили, газон “засеяли” камнями, поставили на нем арт-объект из слова “Счастье”. Привалило так привалило.

Читайте также  Станислав Воскресенский: "Не обещать, а просто делать"

“Ощущение, что прошла атомная война. Или смерч. Кому помешали эти кустарники? Теперь окно открыть невозможно, а уж когда камни эти на газоне красили – у меня как раз отец болел – просто ад был от запаха. Всё надо делать с умом. С любовью. Не думают наши благоустроители, нет жалости к живому. Потеря связи с природой – это страшно. Так и рождается психология современного человека, измененная душа”, – говорит фурмановский поэт и автор-исполнитель Евгения Разумова.

Больно ей и некоторым другим горожанам смотреть на столбы от деревьев после так называемого топинга. Это когда от дерева остается лишь несколько метров голого ствола без намека на сучки, не говоря уже о ветках. Мода на этот фасон “кронирования” пришла из Америки лет десять назад и стала практиковаться по всему СНГ как “очень хороший метод ухода за деревьями”. Существует распространенное мнение, что процедура топинга помогает растениям, но на самом деле, по мнению экологов, это худшее, что может с ними случиться.

Экологи против топинга. Это когда дерево обезглавливается, лишается кроны. Как правило, такие растения гибнут после варварской обрезки через два-три года. В Фурманове мертвые деревья-инвалиды стоят на улице Возрождения и глаз точно не радуют.

Деревья остаются без охраныТак выглядят деревья после топинга.

“Во всех цивилизованных странах топинг запрещен, так как приводит к гибели деревьев через два-три года. В тех же США, чтобы сделать дереву топинг, нужно доказать, что оно сухое и крайне нуждается в такой обрезке, которая, возможно, реанимирует его. При этом жителей ближайших домов организаторы процедуры обязаны предупредить о своих намерениях за несколько дней. За самовольную обрезку в Америке налагается штраф в несколько тысяч долларов”, – говорит эколог Вячеслав Наговский.

Однако результат топинга тополей у дома № 15 по улице Возрождения в Фурманове плачевен: деревья погибли. Их остовы теперь стоят немым укором и глаз точно не радуют.

Читайте также  В Иванове построят научно-образовательный кампус "Большая Ивановская мануфактура"

От грецкого ореха до серебристого тополя

В открытом доступе мы нашли кадастровый отчет по особо охраняемому объекту природы (ООПТ) “Сквер по улице Нижний Двор”. Документ подтверждает, что у парка был статус, он был охраняем решением Фурмановской городской думы от 30 мая 2001 года. Почему и как этот статус был утерян, никто уже не помнит. Но вырубки идут вовсю. Причем, как следует из ответа за подписью Константина Карнеева, “экспертиза состояния деревьев с выдачей соответствующего заключения перед проведением санитарных вырубок специалистами-дендрологами не проводится”.

Между тем, как рассказала “Ивановской газете” руководитель местного научно-исследовательского общества “Орион” Наталья Парамонова, в Фурманове и его окрестностях есть уникальные редкие деревья. Она со своими воспитанниками, учащимися 8-й школы, занимается исследованиями древесных насаждений. “Бархатное дерево, грецкий орех, серебристые тополя на Рабочем поселке, 300-летние липы во Фрянькове под Фурмановом, редкие для нас вязы и клены – нам есть что хранить и чем гордиться”, – говорит Наталья Евгеньевна.

К слову, тех же ООПТ в Фурманове осталось всего пять: сквер у музея Дмитрия Фурманова (он в самой хорошей сохранности), Летний сад в центре города, сквер на улице Сакко и Ванцетти, бульвар на Социалистической и аллея тополей на Советской. Особо охраняемых объектов было раза в два больше. Власти посчитали, что их слишком много.

Увы, мода на топинг и бездумную обрезку и вырубку здоровых деревьев идет по всей стране. Люди возмущаются этим в соцсетях, и плоды уже есть. На днях жители Комсомольска-на-Амуре отстояли сквер на улице Орджоникидзе. Под пилу там должны были пойти 109 “поврежденных” стволов. Под давлением общественности муниципальные власти были вынуждены скорректировать планы, чтобы не превратить город в пустыню.

Так, может, стоит не дожидаться конфликта и корректировать планы с жителями? Им здесь жить.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here