Подвиг палехских священников
В храмовой росписи Крестовоздвиженского собора участвовали лучшие палехские художники.

Посетивший в августе 1993 года Ивановскую землю Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй поразился обилием и красотой ее храмов, среди которых он выделил палехскую церковь, возведенную более двух веков назад во имя Воздвижения Креста Господня. Святейший владыка отметил, что таких храмов “с иконостасом и росписями стен и сводов” сохранилось три-четыре на всю Россию.

 Библейские сюжеты через светскую живопись

По некоторым данным, Палех ведет свою историю из глубины XII столетия. Подъезжая к поселку, первое, на что обращаешь внимание, – это устремленные в поднебесье сиреневые купола Крестовоздвиженского собора, уникальное по красоте строение православного зодчества.

Настоятель храма иерей Николай Костров оказался интересным путеводителем по его истории. По словам священника, дошедшие до сегодняшних дней письменные грамоты свидетельствуют о том, что первая деревянная церковь Воздвижения была освящена еще в 1693 году. Известно, что в 1762-1774 годах палешане всем миром собирали средства на строительство каменного храма. Принимали в нем живое участие и крестьяне из окрестных деревень. На строительство одного из четырех приделов средства пожертвовал местный помещик Бутурлин. На наружной стене храма сохранилась надпись, указывающая имя зодчего, – им был Егор Дубов. 

Подвиг палехских священниковИерей Николай Костров: первую деревяннуюцерковь Воздвижения освятили еще в 1693 году.

Внешняя архитектура Крестовоздвиженской церкви – пятиглавый храм с островерхой колокольней – выглядит весьма сдержанной, но внутри обнаруживает довольно-таки сложную структуру, как будто составленную из нескольких незаметно соединяющихся друг с другом пространств, внутреннее убранство которых отличает величественная, роскошная красота.

Отец Николай не без гордости заметил, что даже в первоначальном исполнении храмовой росписи, по преданию принадлежащей кисти известных московских художников Сапожниковых, участвовали лучшие палехские мастера. Некоторые местные живописцы стремились к соблюдению канонов древнерусской иконы. Они не избегали принятых в иконописном искусстве условностей, не искали правдоподобия святых ликов.

Читайте также  Мужской разговор в… роддоме

Но другие их сотоварищи в воспроизведении библейских сюжетов приближались к технике светской живописи. Детально точное отображение ветхозаветных и новозаветных событий гармонично соединяет святое и реальное, небо и землю. Этот живописный стиль именовался фряжским письмом. В Палехе так работали в мастерской братьев Белоусовых, которые в свое время расписывали Грановитую палату в Москве. В начале прошлого века настенные росписи в Крестовоздвиженском храме безвозмездно подновлял знаменитый палехский мастер Николай Сафонов.

В одном из приделов обращает на себя внимание уникальный памятник храмового искусства XVI века – резные золоченые царские врата.

Суд приговорил священника к расстрелу

Палехский батюшка рассказал о том, что ко времени октябрьского переворота в храме насчитывалось около восьми тысяч икон, многие из которых были старинного письма, созданные по строгановским образцам (последователями известной русской школы иконописи). По указам большевистской власти иконостасы повсеместно безжалостно разорялись, а писанные художниками святые лики находили иное применение: ими огораживали земельные наделы, их употребляли на всякие хозяйственные нужды. Крестовоздвиженская церковь, к счастью, избежала этой горькой участи – даже богоборческие советы не посмели замахнуться на эту рукотворную красоту. Храм преобразовали в музей, что и спасло его от варварского разорения.

Тем не менее палехское духовенство значительно пострадало от антицерковной политики. Ход жестокой расправе над священнослужителями дал глава советского государства. Владимир Ленин в письме распорядился дать “самое решительное и беспощадное сражение” черносотенному шуйскому духовенству, осмелившемуся саботировать декрет об изъятии церковных ценностей.  

По сфальсифицированному обвинению арестовали настоятеля Крестовоздвиженского храма иерея Иоанна Рождественского, которому вменяли чтение послания патриарха Тихона к православным верующим, агитацию против советской власти, призывы к оказанию сопротивления при изъятии церковных ценностей. Прихожане пытались защитить любимого батюшку, составили прошение в Ревтрибунал, характеризовали священника как прогрессивного общественного деятеля, чьими трудами и заботами в поселке открыли библиотеку-читальню, школу и другие нужные населению организации. 

Читайте также  В войну приходилось лечить болотным мхом и глиной

Во время следствия, длившегося три недели, отец Иоанн держался с мужественным достоинством, своей вины не признавал. Но суд нашел возможным приговорить иерея к расстрелу: 10 мая 1922 года решение привели в исполнение. Рассказывают, что перед смертью Иоанн и осужденные вместе с ним священнослужители отпели самих себя перед казнью.

Где захоронено тело безвинно осужденного священника, до сих пор не установлено. На юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 года палехский иерей Иоанн Рождественский был причислен к лику святых новомучеников и исповедников России.

“Религия существовала, существует и будет существовать”

В тот день я побывал и в деревне Большие Дорки, где несут послушание монахини Елизавета и Кристина. Они обихаживают каменный храм в честь Преображения Господня, постройки 1796 года, и деревянный, заложенный в 1998-м во имя святителя Николая Чудотворца.

Опустевшая деревня оживает только с началом весны, когда в свои садово-огородные хозяйства приезжают дачники. Инокини поведали нам истории старого храма и его настоятеля Иоанна Прудентова, который был очень дружен с палехским отцом Иоанном Рождественским. Монахини по крупицам собирали сведения об участии местного священника, не один раз встречались с его внуком и правнучкой. Подготовленный материал сестра Кристина изложила в небольшой книжице “Житие священномученика Иоанна Дорковского”.

Из этого сочинения мы узнали о том, как тройкой Шуйского ОГПУ гражданину Прудентову предъявили обвинения по статье 58/10 (призыв к свержению советской власти). Выдержав трехгодичную сибирскую ссылку, он вернулся домой. В 1937-м – новое обвинение. В этот раз на основании сфабрикованных протоколов бывшему батюшке вменяли контрреволюционную агитацию против колхозного строительства.

На допросах Иоанн Прудентов открыто излагал свои мировоззренческие позиции: “…пускай советская власть чинит гонения на религию, мы в свою очередь должны бороться с этим гонением. Религия существовала, существует и будет существовать… Раз мы созданы Богом, то и должны за Него бороться”. Расстрельный приговор обжалованию не подлежал. В декабре 2002 года священник Иоанн Прудентов был включен в Собор новомучеников и исповедников от Ивановской епархии.

Читайте также  Двигаться вперед, без тупиковых маршрутов!

Монахиня из Голландии прониклась уважением ко всему русскому

Вместе с матушками мы вспомнили и о том, что трагедию, пережитую русским духовенством в годы становления советской власти, отобразил на своем так и не оконченном полотне “Русь уходящая” (“Реквием”) уроженец Палеха, выходец из среды крестьянских иконописцев, народный художник Павел Корин. На одном из этюдов, выполненных к картине, он запечатлел священника Крестовоздвиженского храма Иоанна Рождественского. Настоятель и благочинный палехского округа написан с крестом, который он крепко сжимает в правой руке, – до последнего готов нести выпавший ему тяжкий жребий. Художник намеренно высветляет бледно-пергаментное лицо священника, в выражении которого передано внутреннее психологическое напряжение, звучит пафос непримиримости и несокрушимой веры.

При осмыслении подвига палехских священников, принявших смерть за православие, сами собой вспомнились строки, написанные о таких людях писателем Александром Солженицыным: “Христиане шли в лагеря на мучение и смерть – только чтобы не отказаться от веры!.. Были неколебимы в своих убеждениях… Твердость, невиданная в XX веке!”   

Кстати, монахиня Елизавета около тридцати лет назад приехала в Россию из Голландии, чтобы связать дальнейшую жизнь с русским православным иночеством. Наблюдая жизнь российской глубинки, взаимоотношения между верующими людьми, она еще больше прониклась глубоким уважением ко всему русскому. По словам монахини, нашего человека от европейца отличают неуклонное стремление к абсолютному добру, желание духовно-нравственного совершенствования, бесконечное терпение, способность к жертвенности…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here