Одержал победу над скоростью
Георгий Петров выступает перед коллегами.

К 110-летию со дня рождения

На улице Станко в Иванове стоит трехэтажный особняк дореволюционной постройки, в котором сейчас располагается детская стоматологическая поликлиника. Мало кто знает, что в одной из коммунальных квартирок этого дома жил однокашник президента академии наук СССР Мстислава Келдыша по ивановской школе № 30, выдающийся российский ученый в области аэродинамики, газовой динамики, Герой Социалистического Труда Георгий Петров.

Детали для первых моделей брали с авиационных свалок

Георгий Иванович родился 18 (31) мая 1912 года в городе Пинега Архангельской губернии в семье ссыльных – бывшего студента Московского императорского университета (ныне МГУ имени Ломоносова) и медсестры. В 1913-м семья Петровых переехала во Владимир, чуть позже отца призвали на военную службу и отправили на фронт.

С 1917 года Петров с матерью жили в Иваново-Вознесенске – родном городе отца, который, вернувшись с фронта, стал заместителем председателя губернского исполнительного комитета. Выбор места жительства был сделан, вероятно, не без участия Михаила Фрунзе, с которым Петров-старший был тесно связан, являлся его довольно близким сподвижником. В 1919-м в качестве политработника Красной армии Иван Михайлович отбыл на Восточный фронт и в том же году умер в Саратове.

Георгий Петров поступил в среднюю школу, в которой ему, по воспоминаниям, «посчастливилось прочитать первую книгу, решить первую задачу, познать дружбу и товарищество». По окончании работал на ткацкой фабрике имени 8 Марта (учеником ткача, а потом электриком). Одновременно занимался на курсах подготовки в высшее учебное заведение, участвовал в деятельности местного аэроклуба. 

Об этом, уже будучи маститым ученым, он поделился с корреспондентом «Учительской газеты»: «Я в то время был яростным поклонником воздухоплавания». А дальше, вспоминая школьные годы в Иванове, рассказывал: «Как-то мы разузнали, что в городе есть завод со странным названием «Ремвоздух». В числе прочих его достопримечательностей были и авиационные свалки. Оттуда мы уносили разный хлам, из которого сооружали аэросани, модели самолетов. На мой взгляд, нам очень повезло: подняться в воздух, даже в качестве пассажиров, для ребят было пределом мечтаний. И мы летали на допотопных «ньюпорах», «коньках-горбунках». С тех пор, по-моему, я и влюбился в авиацию окончательно и бесповоротно».

Читайте также  Каждый третий житель Ивановской области испытывает хроническую усталость от работы

Георгий Петров сдал экзамены на механико-математический факультет МГУ. В 23 года успешно его окончил.

«Излечил» самолеты от саморазрушения

Профессионально Георгий стал заниматься авиацией, будучи студентом мехмата, совмещая учебу с научной работой в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) имени Жуковского. В лаборатории этого знаменитого учреждения Петров продолжал трудиться и после окончания МГУ.

Одержал победу над скоростьюИспытательная труба в Центральном аэрогидродинамическом институте.

1930-е годы, как известно, были временем становления отечественной авиации. А ЦАГИ – ее главным научным штабом. В группе, возглавляемой однокашником Петрова Мстиславом Келдышем, Георгий Иванович успешно занимался проблемами преодоления страшного недуга тогдашней авиации – флаттера (сильные колебания крыльев самолета, приводившие к разрушению). Чтобы выяснить природу этого загадочного явления, Петров оборудовал исследовательскую лабораторию в самолете и вместе с сотрудниками поднимался в воздух. Входил во флаттер, но вовремя успевал из него выйти.

Вспоминая об этом периоде своей исследовательской работы, наш земляк говорил, что при испытаниях «было одно чувство: скорее бы это кончилось. А когда снова оказывались на земле, меня, как и других, начинало трясти, как самолет при вхождении во флаттер…»

Исследования Петрова и других участников группы Келдыша позволили разгадать природу этого явления. По имеющимся данным, в немецкой авиации в ходе Второй мировой войны случилось более 150 аварий, связанных с этим флаттером, в отечественной – ни одной.

Результат напряженной работы Григория Ивановича в годы Великой Отечественной – усовершенствование аэродинамических и боевых свойств советских самолетов. Пилоты истребителей обязаны ученому, в частности, повышением скоростей летательных машин. 

Помог преодолеть звуковой барьер

В 1944 году Григория Петрова переводят в НИИ-1 (ныне – Научный центр имени Келдыша). Долгое время наш земляк возглавлял отдел (затем лабораторию), в котором исследовались проблемы эффективного торможения сверхзвукового потока во входных диффузорах воздушно-реактивных двигателей. За цикл исследований по этой тематике нашему земляку была присуждена Сталинская (Государственная) премия 1-й степени.

Читайте также  Российское молодежное "Движение Первых" начало работу в Ивановской области

Исследования ивановского ученого стали основополагающими при проектировании реактивных самолетов. Петрову «принадлежит честь установления фундаментального закона о взаимодействии ударной волны с пограничным слоем на поверхности летательного аппарата… Опираясь на этот закон, конструкторы сумели добиться преодоления звукового барьера и освоения сверхзвуковых скоростей».

В эти же годы Георгий Иванович работал над созданием «плазменного двигателя». Его деятельность носила секретный характер, и в связи с этим не были широко известны и заслуги Петрова перед наукой. Список его «открытых» научных публикаций насчитывал буквально единицы (часть статей удалось рассекретить и издать отдельным сборником только к 70-летию изобретателя). Тем не менее в 1958 году, по представлению Сергея Королёва, наш земляк стал действительным членом Академии наук СССР. За особые заслуги в развитии ракетной техники, создании и успешном запуске первого в мире космического корабля «Восток» с человеком на борту ему присвоили звание Героя Социалистического Труда.

При непосредственном участии Георгия Петрова были реализованы научно-технические программы запуска первого спутника, полета Юрия Гагарина, а также экспедиций космических кораблей к Луне, Венере, Марсу. Мощным импульсом для развития отечественной космонавтики послужило создание в 1965 году Института космических ис­следований АН. Его организатором и первым директором стал академик Петров.

Одновременно он был председателем научного совета по проблемам Луны и планет. Занимался Тунгусским метеоритом: предложил теорию, объясняющую это явление. Георгий Иванович – один из создателей новой науки – космической газовой динамики.

Остановил переброску северных рек на юг

Петров немало сил и времени отдал большой работе по научной экспертизе «эпохального проекта века» – переброски части стока северных рек России на юг. Его выводы способствовали тому, что, говоря словами ученого, «широкомасштабное экологическое и экономическое преступление» было предотвращено. Выступая за круглым столом журнала «Наш современник», Георгий Иванович, к примеру, говорил: «В расчетах и прогнозах перебросчиков воды было много такого, чему позавидовал бы и незабвенный «подвижник» и преобразователь водных систем Угрюм-Бурчеев. В данном случае недобросовестность дельцов от науки – не побоюсь этого слова – была доказана комиссией академика Яншина с математической строгостью. Она показала, что сотрудниками Института водных проблем были подогнаны величины в уравнениях (!), а сами уравнения решены неправильно».

Читайте также  60 школ Ивановской области обновят компьютеры

Для знавших Петрова его столь нелицеприятное выступление, ратующее за высокую ответственность науки, ее чистоту и честность, не было неожиданным. Он и прежде боролся за это по-рыцарски бесстрашно и непримиримо. И не только как член экспертного совета Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

Еще в 1962 году академик опубликовал в газете «Правда» статью «Дельцы от науки и их покровители». Ею он вызвал на себя шквал злобного огня этих самых деляг при регалиях. И неудивительно. Ведь Петров тогда обозначил примеры безграмотных диссертаций, книжек, изданных и даже рекомендованных в качестве учебных пособий.

…Георгий Иванович, живя и работая в Москве, никогда не забывал о городе своей юности. В наш областной центр приезжал неоднократно. Встречался не только с местными учеными. Неизменно наведывался в родную 30-ю школу и на фабрику, где получил первую рабочую профессию.

Такой была жизнь этого выдающегося ученого, который 18 из 75 отмеренных ему судьбой лет жил, учился и работал в Иванове. Наше и последующие за нами поколения не должны забывать об этом. И было бы неплохо руководителям города подумать о том, чтобы установить на доме по улице Станко, где прошли детские и юношеские годы Георгия Петрова, в его честь мемориальную доску.

 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here