В войну приходилось лечить болотным мхом и глиной
Фронтовые хирурги проводят операцию.

В областном архиве хранится личный фонд ивановской писательницы, члена Союза журналистов СССР Марии Сапожниковой. Она – автор многочисленных статей и очерков, рассказывающих о самоотверженной работе медиков в годы Великой Отечественной войны. Материалы ее личного фонда наглядно свидетельствуют, что в «сороковые роковые» советские врачи с честью выполнили свой долг перед Родиной, внеся неоценимый вклад в Победу.
Задача – возвращать в армию не менее 70% раненых солдат

В фонде Марии Сапожниковой есть воспоминания фронтовички, майора медицинской службы, преподавателя Ивановского медицинского института Прасковьи Рябовой. В годы Великой Отечественной она работала начальником хирургического отделения в эвакогоспитале № 3826, сформированном в Иванове.

Вот что записала ветеран в своих воспоминаниях «Навсегда в памяти» в 1975 году: «…В январе 1942-го наш госпиталь выехал на фронт и был приписан к 22­й армии Калининского фронта. Перед медиками были поставлены две важнейшие задачи: возвращать в действующую армию не менее 70% раненых солдат и офицеров и не допускать эпидемий в войсках и среди населения. По мере продвижения войск Калининского фронта ивановский госпиталь дислоцировался в городах, деревнях, в лесах. Рассчитанный на тысячу коек, он принимал от 6 до 7 тысяч человек. Врачи и средний медперсонал работали почти круглосуточно. Тяжелораненых по ночам отправляли в санитарных поездах в тыл – в госпитали Иванова, Владимира, Костромы. Проводить отправку днем было невозможно, так как немцы делали до 26 налетов авиации с 7 утра и до 9 вечера. Иногда бомбили и ночью. В зданиях все стекла в окнах были выбиты – приходилось заделывать их одеялами, мешками, соломенными матами. Помещения госпиталя освещались «фигасиками» (фителек в банке с керосином)».

Читайте также  Российское молодежное "Движение Первых" начало работу в Ивановской области

Прасковья Павловна вспоминает не только события, которые касались ее и ее коллег­медиков, но и те, что были отражены в сводках Совинформбюро и регулярно звучали из радиоточек голосом Левитана: «Зима 1942–1943 годов была лютой. Наши части только что освободили город Кувшиново Калининской области».

Рябова рассказывает о тяжелых прифронтовых буднях госпиталя: «Четыре отделения госпиталя разместились в здании школы. Врачи, медсестры не отходили от операционных столов: обрабатывали раны, перевязывали, готовили тяжелораненых к эвакуации в тыл. Как-то раз утром к госпиталю подошла санитарная летучка. Началась погрузка раненых. В это время налетели фашистские стервятники. Многие раненые, врачи, медсестры, санитарки были убиты…»

Вместо антисептика… бензин

«22­-я армия вела наступательные бои, и по мере отступления фашистских войск госпиталь подтягивался ближе к линии фронта, – свидетельствует в своих воспоминаниях наша землячка. – Мы передислоцировались в Калининской области, затем в Латвии, Румынии – до 14 раз, из одного населенного пункта в другой, иногда в лес, в землянки. Вражеская авиация постоянно подвергала госпиталь бомбардировке и пулеметному обстрелу с самолетов. Не забуду, как однажды в поселке Селище во время операции, обрушилась стена, и мы оказались под открытым небом. И нас, и раненого засыпало щебнем. Заканчивать операцию пришлось в другом помещении…»

Количество раненых, вспоминала Прасковья Павловна, превышало возможности медиков: не хватало перевязочного материла, медикаментов, воды для готовки и для санобработки пострадавших. Врачи и медсестры, что называется, исхитрялись, проявляли инициативу. «Например, для обработки кожи вокруг раны брали бензин, останавливая проезжающие военные автомашины. Сами варили клеол из смолы сосен и елей на эфире, подчас с угрозой для жизни (смесь взрывоопасна). Использовали болотный мох и глину для лечебных процедур с целью восстановления функций поврежденных суставов конечностей, делали различные приспособления для лечебной физкультуры. Во избежание отравления воду для приготовления пищи брали из охраняемых часовыми колодцев».

Читайте также  Александр Семененко: "Вместо садика тайком ходил в школу"

Раненых сотрудники госпиталя размещали в уцелевших домах, сараях, конюшнях: расстилали на полу солому, а чаще ветки елей и сосен и натягивали тенты из плащ-палаток. Зимой в них устанавливали печи-времянки. «В бывших изоляторах, в конюшнях устраивали операционные и перевязочные. Доски для нар брали из оград, а гвозди делали из немецких проволочных заграждений».

Прасковья Рябова отмечает, что медикам помогали выздоравливающие бойцы: «Строили нары, ремонтировали одежду и обувь других бойцов, работали в пищеблоках, прачечных, изготавливали деревянную посуду…»

При этом врачи помогали не только раненым бойцам, но и по мере сил – местному населению, которое «пряталось в лесу, в ущельях, в землянках, в силосных ямах…»

В годы войны выпускники Ивановского мединститута с 1941 по 1944 год почти в полном составе ушли на фронт. «Многие из них за ратные подвиги были награждены орденами и медалями», – вспоминала преподаватель вуза Прасковья Рябова. Сама Прасковья Павловна была награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-­й степени, медалью «За Победу над Германией».

Снизил смертность во время операций в четыре раза

В фонде Марии Сапожниковой хранится множество писем, поздравительных открыток от известных ивановских врачей Леонида Хавкина и Льва Виленского, работавших в войну в эвакогоспиталях.

Леонид Савельевич трудился главным хирургом-травматологом госпиталя № 3818. Он предложил новый уникальный метод резекции тазобедренных суставов, снизивший смертность от этого вида ранений в четыре раза. Взяв за основу метод ивановского профессора Дерижанова, хирург проводил радикальную обработку ран, удаляя из зоны повреждения все мертвые участки костной ткани.

В 1942 году на съезде хирургов Калининского фронта Хавкин выступил с докладом о лечении переломов бедра. Предложенный им ортопедический стол для наложения гипсовых повязок стал повсеместно применяться в полевой хирургии. Леонид Савельевич сконструировал специальный каркас для лечения обморожений. Хавкину принадлежит и первенство в использовании метода переливания крови не в вену, а непосредственно в артерию. Такую процедуру он успешно провел 140 раз.

Читайте также  Ивановским айтишникам будет проще получить льготную ипотеку

Ведущий консультант-терапевт эвакогоспиталей, доктор медицинских наук Лев Виленский широко внедрял современные методы лечения септических состояний, нефритов, раневых поверхностей, дистрофий. Ученый неоднократно выступал с докладами на конференциях о роли терапевта в лечении военных травматических повреждений, о значении переливания крови, о диагностике и профилактике сыпного тифа. Его книга «Болезни сердца», изданная для военных врачей, имела огромное практическое значение по вопросам терапии в условиях войны.

В сентябре 1943 года бригада ивановских медиков, возглавляемая Виленским, выезжала в Вязьму Смоленской области для оказания медицинской помощи населению, пострадавшему от фашистской оккупации.

В 1944-­м Леонид Хавкин и Лев Виленский были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here